25.06.2020

Глава Росводресурсов Дмитрий Кириллов в интервью «Комсомольской правде» рассказал о растущей ценности водных ресурсов, проблемных регионах и о том, как пандемия сказалась на экологии страны

Федеральное агентство водных ресурсов сохраняет баланс между потребностями в питьевом, хозяйственном водоснабжении, нуждами сельского хозяйства, потребностями производств и гидроэнергетики.

 

— Дмитрий Михайлович, по запасам воды наша страна делит лидерство лишь с Бразилией. Так почему последнее время воде так много внимания?

— Воды в России много, и сейчас кардинально поменялось отношение к ценному ресурсу. Вода определяет качество нашей жизни. Но за последние десятилетия ее качество сильно пострадало от промышленной гонки, потребительского отношения. Все стали забывать, что возможности самоочистки воды не бесконечны. Концепция — ценим лишь то, что достается с трудом, — к сожалению, работает и здесь.

— Если, как говорят эксперты, нефть закончится через 50 лет, станет ли вода новой нефтью? Насколько мы обеспечены водой?

— Вода уже дороже нефти во многих смыслах и стала важной картой в геополитике. Недостаток ресурсов уже приводит к напряжению в отношениях между государствами. И речь не просто о доступе к источникам воды, но и о их распределении исходя из плотности населения.

Например, в России из расчета на одного человека к регионам с низкой водообеспеченностью относятся не только Крым и Симферополь (это примерно 0,4 тысячи кубических метров на человека в год), но и Москва и Московская область (около 0,7 тысячи кубических метров на человека в год). Из-за чрезмерной концентрации населения в столичном регионе проблемы водоснабжения уже не одно десятилетие решаются за счет системы водохранилищ, построенных как в Московской, так и в смежных с ней областях. В такой ситуации качество воды и бережное к ней отношение выходят на первый план.

Этим и другим задачам экологической безопасности уделяется большое внимание Президентом и Правительством. В рамках нацпроекта «Экология». Отдельный проект посвящен оздоровлению Волги, на берегах которой проживает треть населения страны. Также есть отдельный проект по сохранению уникальных водных объектов — мы проводим расчистку и реабилитацию рек и озер. Без ручного управления пока не обойтись

— Чем еще занимается Федеральное агентство водных ресурсов?

— Мы обеспечиваем безопасность работы гидроузлов, доступность водных ресурсов, социально-экономические нужды населения. Сохраняем баланс между потребностями в питьевом, хозяйственном водоснабжении, нуждами сельского хозяйства, потребностями производств и гидроэнергетики. За это отвечает дружная команда профессионалов, всего более 5,5 тысячи сотрудников. Это специалисты, следящие за безопасностью водохранилищ, за предоставлением водоемов в пользование и занимающихся расчисткой рек и озер. Мы опираемся как на опыт старших поколений, так и на современные подходы, которые вырабатывают молодые специалисты. На дворе четвертая промышленная революция, и мы в нее успешно вливаемся.

— Цифровизация?

— Цифровая трансформация. Мы привлекаем современные технологии, чтобы сэкономить время и силы людей. Сейчас разрабатывается личный кабинет водопользователя — по аналогии с сайтом госуслуг. Это упростит процесс подачи заявлений, сделает удобнее систему оплаты начислений, сократит время ожидания, оформления договора водопользования, получения сведений из государственного водного реестра и других услуг. Пользователи из одного региона смогут получить услугу в отношении водных объектов в другом регионе.

— Земснаряд (судно технического флота, предназначенное для производства дноуглубительных работ. — Ред.) тоже цифровизуете?

— Мысль интересная. Но пока без ручного управления, конечно, не обойтись, особенно при расчистке водоемов. Полгода назад мы завершили реорганизацию и создали единую сеть из филиалов. Теперь, для того чтобы провести работы по ликвидации последствий наводнений, можно перебросить технику из одного региона в другой без бюрократической волокиты. Что особенно важно в моменты опасных природных явлений, таких как в Тулуне. Сейчас Правительство Иркутской области и Росводресурсы ведут работы после разрушительного паводка. В пострадавших от стихии районах, помимо плановых работ, мы расчищаем русла рек Ия, Азей, Тулунчик, запланировано извлечение донного грунта — более 1,3 миллиона кубических метров. В этом году закуплена дополнительная партия спецтехники. Иркутская область ведет работы по строительству защитных сооружений, берегозащитных дамб.

 

Будем предупреждать о рисках

— Дмитрий Михайлович, что делается, чтобы не повторился новый Тулун?

— Нас исторически тянет к воде. Мы любим жить у рек, озер, морей, но при этом освоение территорий часто идет без учета зон, которые по природе подвержены затоплениям. Чтобы предотвратить угрозу жизни людей и ущерб их имуществу во время паводков, Росводресурсы на основании предложений региональных и местных властей утверждают границы зон затопления и подтопления. Так, те, кто планирует приобрести недвижимость в потенциально опасной зоне, будут предупреждены о рисках — эти данные будут в ЕГРН (Единый государственный реестр недвижимости. — Ред.). И если местные власти разрешают населению строиться в таких местах, необходимо возводить защитные дамбы, искусственно повышать уровень территории до незатопляемых отметок, увеличивать пропускную способность русел рек, строить обводные каналы. Помимо этого, надо помнить и о необходимости страховать свое имущество от вероятных катастрофических событий. Если это не делать — нагрузка падает на плечи других налогоплательщиков.

— Но есть такие регионы, где воды совсем мало. А еще нам обещали засушливое лето.

— Сейчас есть сложности в бассейнах Дона и Кубани. Прогноз на весну и лето был сложный. Приток к Цимлянскому водохранилищу вообще экстремально низкий за весь период его эксплуатации. В начале мая водохранилище было практически на нуле. Сейчас за счет регулирования его работы нам удалось накопить 46 процента от нормы. При этом мы ограничили все расходы воды водохранилища — оставили только пропуск в низовье Дона для питьевых и сельскохозяйственных нужд. В противном случае ухудшения экологического состояния водохранилища из-за вододефицита было не избежать. Это привело бы к снижению кислорода в воде, цветению водорослей, гибели рыбы.

— Дмитрий Михайлович, а какова ситуация в Крыму?

— Крым — традиционно вододефицитный регион. Точка напряжения — Симферополь с низким притоком воды в водохранилища. Строится Межгорное водохранилище, чтобы создать запасы. Но в Крыму до сих пор не решена задача снижения водопотерь в ЖКХ. Из 66 млн кубометров воды, которую город и район использует в год, 53 процента объема не доходит до потребителей. Маловодные периоды будут повторяться, необходимо развивать бережное и рациональное использование воды. Нам еще есть куда расти

— Люди в нашей стране научились экономить воду?

— Да, в целом по России мы видим снижение потребления. За последние 10 лет оно уверенно снижается до общемировых стандартов — около 140 литров на человека в сутки. Также почти на 20 процентов снизилось производственное потребление. Но нам еще есть куда расти. Учитывая рост опасных природных явлений, ждать у моря погоды становится небезопасно. Смягчить засухи и половодья помогают системы каналов и водохранилищ. В этом году, несмотря на прогнозы засушливого лета, мы подготовились к тому, чтобы не допустить дефицита воды в регионах Волги. На Кубани этого тоже удалось избежать. Но, несмотря на возможность сделать воду более доступной и менее разрушающей в своей стихии, ответственное потребления остается очень важной темой.

— Но как вовлечь безответственных людей?

— Мы активно проводим добровольческие и просветительские проекты. И речь не только о волонтерском движении по уборке берегов рек и водохранилищ — хотя это тоже очень важно. Мы организуем и поддерживаем Юниорский водный конкурс, где дети предлагают интереснейшие проекты, которые помогают сохранить наше главное природное богатство. Я убежден, если воспитывать в человеке привычки бережного отношения с детства, то в будущем он сам не будет мусорить, бесцельно расходовать воду и не позволит этого делать окружающим.

— Пандемия сократила уровень загрязнения рек и озер?

— Во всем мире отмечалось устойчивое снижение выбросов в атмосферу за счет снижения выбросов промышленности и автомобилей. Какого-то качественного скачка в сторону улучшения качества воды не происходило, по нашим данным. Мы можем предполагать, что антропогенная нагрузка, конечно, снизилась.

— Как изменилась ваша работа в связи с пандемией?

— Эксплуатация гидротехнических и очистных сооружений проводилась и проводится в штатном режиме. Специалисты обеспечивают непрерывную работу защитных сооружений и водохранилищ. Я очень внимательно следил за процессами во время пандемии, мы сделали все, чтобы максимально защитить тех, кто был на посту. Случаи заболеваний были и у нас, в центральном аппарате, но люди выздоровели и вновь приступили к своим обязанностям.

 

Материал размещен на сайте «Комсомольской правды».